Обратно в календарь

Зачарованные севером. Эстонские художники в Северных странах

Зачарованные севером. Эстонские художники в Северных странах

Время: 11.04.14–17.08.14  11:00–18:00
Место: Музей Адамсона-Эрика

Северные страны – Норвегия, Швеция, Финляндия и Аландские острова, – в разные времена и при стечении разных обстоятельств вызывали большой интерес у эстонских художников, и становились источником творческих импульсов. На выставке «Зачарованные севером» рассматриваются творческие контакты эстонских художников с Северными странами, а также их значение в истории культуры и искусства Эстонии XIX и XX веков . Выставка продолжает и одно из направлений работы музея Адамсона-Эрика – исследование художественных связей Эстонии и Северных стран.
Ad-kodukale - M4gi K Norra maastik EDA8977Конрад Мяги (1878–1925). Норвежский пейзаж
На волне возникновения общего интереса к Северным странам, в XIX веке художников из Эстонии – прибалтийских немцев, – привлекала Скандинавия, и прежде всего – великолепная природа Норвегии. В тот же период были созданы и произведения, посвящённые Финляндии. Одним наиболее значимых примеров из их числа стали созданные в 1818 году Карлом Фердинандом фон Кюгельгеном, по приказу Александра I, десятки видов разных уголков Финляндии, по которым впоследствии, в 1823–1824 гг., в Петербурге, была выпущена трёхчастная публикация „Vues pittoresques de la Finlande» [Живописные виды Финляндии]. Эти работы имеют важнейшее значение и для истории искусства Финляндии.
В первые десятилетия ХХ века, в период интенсивного роста и модернизации эстонской национальной культурной и художественной жизни, ,большую важность приобрели непосредственные контакты молодых эстонских художников и интеллигенции с центрами культуры Западной Европы. Прежде всего – с Парижем, однако, на пути туда, зачастую, в первую очередь, делалась остановка в Финляндии. В начале века Хельсинки стал важным центром единения эстонцев, местом учёбы и работы, а после революционных событий 1905 г. – и центром эмиграции. Глубочайший интерес и восторженное отношение к несказанно прекрасной природе Северных стран характеризует целое поколение эстонских художников до такой степени, что можно выделить «северный» период в искусстве Эстонии в первые десятилетия ХХ века. В те годы можно отметить два знаменательных явления, ставших феноменами в истории культуры и искусства Эстонии: путешествия эстонских художников и писателей на Аландские острова в 1906–1913 гг. и летние путешествия художников из Парижа в Норвегию в 1907–1910 гг. Летом 1906 г., в начале своего творческого пути, на Аландских островах побывали Николай Трийк, Конрад Мяги и Александер Тасса. Последний провёл в тех местах и второе лето – в 1913 г., вместе с писателем Фридбертом Тугласом и скульптором Антоном Старкопфом. Вдохновлённый восторженным отношением художников к Аландским островам, Фридберт Туглас жил и работал там целых четыре лета. В своих произведениях он назвал своё, а также и пребывание молодых эстонских художников на Аландских островах культурологической легендой, а сами острова – поэтическим «Островом Счастья». Несомненно, Аландские острова стали «Островами Счастья» и для молодых эстонских художников, прибывших из сотрясамого революционными волнениями Петербурга, отчисленных из Училища Технического рисования Штиглица за бунтарские настроения. На Аландских островах они провели, накануне отъезда в Париж, идиллическое и полное вдохновения лето, наслаждаясь всей полнотой природных красок и форм.
Александер Тасса, в творческой судьбе которого впечатления от Аландских островов сыграли важнейшую роль, в 1912 году писал: «/…/ в Северных странах — странные ощущения /…/, попадая туда обратного пути уже нет.» И действительно: с 1907 года Норвегия стала целью летних творческих путешествий для художников, учившихся в Париже. Их привлекало искусство этой страны: прежде всего – экспрессивность Эдварда Мунка и ореол величия его личности, а также – национальный романтизм Герхарда Мунте. Несомненно, внимание художников привлекал и ярчайший представитель художественной жизни Норвегии – Кристиан Крог, с которым у эстонских художников возникли и личные контакты. Молодые эстонские дарования были очарованы и норвежской литературой, музыкой и романтическими представлениями об истории Норвегии, однако более всего их привлекала чистота и своеобразие природы. Жажда познания Норвегии у эстонских художников совпала с общераспространённой на тот момент тенденцией в культурных кругах Европы. Творчество писателей Кнута Хамсуна и Генрика Ибсена, композитора Эдварда Грига и художников Эрика Вереншёлля, Герхарда Мунте, Эдварда Мунка и многих других выдающихся личностей, закрепили за Норвегией одну из ведущих позиций в европейской культуре. В эстонской журналистике того периода времени также заметно вырос интерес к Норвегии, который становился только глубже от того, что Северное государство, совсем недавно приобретшее независимость, прославилось благодаря высокому уровню своей культуры. Сознательное самоопределение Норвегии и Финляндии посредством культуры и искусства стало примером, заслуживающим подражания.
Летом 1907 года первыми в Норвегию прибыли Яан Коорт и Николай Трийк. Ранние жипосные произведения Коорта, прославившегося прежде всего в качестве скульптора, и были созданы приемущественно в Норвегии, где он жил простым хуторским батраком. По возвращении в Париж, в 1908 г., был создан скульптурный портрет писателя Генрика Ибсена, вдохновившего художника. О своих положительных впечатлениях от пребывания в Норвегии Коорт упоминает, несколько лет спустя, в письме к Карлу Эдуаду Сёэту: «У меня есть план переехать отсюда в Норвегию, потому что Норвегия мне более всего по душе /…/». Однако этот замысел Яана Коорта так и остался неосуществлённым. Николай Трийк, на чьё позднее творчество северный национальный романизм оказал наибольшее влияние, работал в Норвегии летом следующего, 1908 года. К сожалению, из всех работ, созданных художником в Норвегии, сохранилась лишь одна – «Декоративный норвежский пейзаж». Одно из знаковых произведений в истории эстонского искусства, эта работа стала одой могучему величию северной природы. Вместе с Трийком, в 1908 году, прибыл в Норвегию и Роман Нюман, сменивший традиционные для стипендиатов Училища Технического рисования Штиглица Париж или Италию на Норвегию. Благодаря стипендии он смог, в отличие от остальных эстонских художников, свободно ездить по стране, работая по пути над лирично-романтическими и этнографическими этюдами. Собирая материалы для сценографии «Пер Гюнта», он побывал в Лиллехаммере, Ломе и в живописном Гудбрандсдалене. В том же, 1908 году в Норвегию прибыли и Александер Тасса, и Конрад Мяги. В Норвегии, предоставившей, с её незабываемыми пейзажами, неисчерпаемые возможности для живописи, молодые эстонские художники свели воедино всё пройденное и увиденное в Париже. Каждый, в меру своего таланта, создал здесь свои первые значительные работы. Из произведений, созданных Тасса в Норвегии, сохранились некоторые пастозные этюды с маркировкой местности. Рафинированные интерпретации его норвежских впечатлений мы видим в иллюстрациях и эскизах виньеток для III альбома «Молодой Эстонии» 1909 года. Осенью, когда друзья собрались обратно в Париж, Конрад Мяги, по стечению обстоятельств, остался в Норвегии, вплоть до конца 1910 года. Эти годы, исполненные нужды и лишений, а порой и одиночества, стали временем серьёзных исканий своего «я». Годы, проведённые Мяги в Норвегии, в течение которых художник перерабатывал всё пережитое в Париже, находясь в поиске своего индивидуального стиля, стали самым важным и интенсивным периодом его творчества. Можно смело утверждать, что один из выдающихся колористов в истории искусства Эстонии сформировался как живописец именно в Норвегии. Интенсивный труд увенчал успех: в 1910 году прошла его выставка в одной из важнейших галерей Кристиана (Осло) – в галерее Бломквист. В том же году, благодаря работам, присланным из Норвегии на родину, на 3-ю эстонскую художественную выставку, Конрад Мяги стал известен и эстонской публике.
1920–1930-е годы проходили в тесном художественном общении независимой Эстонской республики и Северных стран. Выставки сменялись одна другой, художники совершали учебные и творческие поездки как в Финляндию, так и в Швецию и Норвегию. Напоминанием о самых ярких моментах того времени стали произведения искусства. В творческом пути Адамсона-Эрика Северные страны также занимают важное место: в 1928 году, вместе с произведениями Кристьяна Тедера и Эдуарда Вийральта, работы художника экспонировались в Осло, в галерее Бломквист, где проходила выставка Группы парижских художников из Эстонии. Во второй половине 1930-х годов Адамсон-Эрик запланировал невиданную по тем временам серию масштабных персональных выставок в Скандинавии: в 1936 году – персональная выставка в Хельсинки, в галерее Стриндберга; в 1939 году – в Стокгольме, в Доме художника. Частичные приготовления были проведены и для выставки в Осло, которая должна была состояться в 1940 году, однако осталась, из-за начала войны, неосуществлённой. Эти выставки стали знаковыми ещё и потому, что Адамсон-Эрик и Эдуард Вийральт были единственными художниками, которые смогли провести свои полномасштабные персональные выставки в зарубежных странах в период между двумя мировыми войнами. В последующие годы северная природа манила летом Адамсона-Эрика в Финляндию. На данной выставке экспонируется ряд работ, посвящённых Финляндии, и находящихся на данный момент в Эстонии.

В 1944 году значительная часть эстонских художников отправилась в Скандинавию, прежде всего – в Швецию, куда, по окончании Второй мировой войны, бежали, спасаясь от советской оккупации, и тысячи эстонцев. Среди них было и много признанных художников, которым пришлось приспосабливаться к новому месту жительства и иному культурному пространству. В Швецию уехали Карин Лутс, Херман Тальвик, Ээрик Хаамер, Яан Грюнберг, Юхан Ныммик, Эдуард Оле и многие другие. Интересной страницей их творчества, в процессе привыкания к новой среде, стали и взаимоотношения с природой Севера: на выставке можно проследить, в какой степени сохранилась манера исполнения художников и как со временем преобразовалось их творчество.
В то же самое время в Эстонии, в творчестве художников за т.н. железным занавесом, присутствуют мечтательные нотки на тему Севера и поиски скандинавской монументальности в природе Карелии, обозначенные на данной выставке единичными символичными работами.

Куратор выставки и автор сопроводительного текста: Керсти Колль
Оформление выставки: Тийт Юрна
Графическое оформление: Кюлли Каатс
Куратор образовательных программ и программ для публики: Лийс Кибуспуу
Рабочая группа: Ренита Раудсепп, Эстер Кангур, Уве Унтера, Александер Йосинг

Благодарим: Капитал культуры Эстонии (Eesti Kultuurkapital), Управа центральной части Таллинна, Тартуский художественный музей, Литературный центр Ундер и Тугласа, Библиотеку Тартуского университета и Вильяндиский музей.